Кто, как и почему становится «Воином Аллаха»

Частичный перевод интервью (которое можно найти только на немецком) Ахмада Монсура — немецкого психолога (с палестинскими корнями), который активнейшим образом занимается тем, чтобы не дать мусульманской молодёжи стать воинами Аллаха.

Переведу основное из интереснейшего интервью (которое можно найти только на немецком) Ахмада Монсура — немецкого психолога (с палестинскими корнями), который активнейшим образом занимается тем, чтобы не дать мусульманской молодёжи стать воинами Аллаха. Этот человек годами варится в этой кухне и прекрасно понимает механизмы, которые привели к тому, что появился такой феномен, как Исламское государство.

Господин Монсур, Ваш берлинский проект «Хайат» предназначен в первую очередь для того, чтобы консультировать родителей потенциальных будущих «Воинов Аллаха». Надо думать, что после событий в Париже к Вам пошла волна обращений?

Нет, не могу этого подтвердить. Эта волна пошла еще летом 2014 года. Тогда очень много молодых парней из всей Европы вообще и Германии в частности уезжали в Сирию и Ирак. На данный момент основная тенденция — поиск в Европе жен для Воинов Аллаха. У нас даже встречались случаи, когда молодые девушки уезжали к мужчине своей мечты, которого до этого видели только на фотографии.

Что привлекает девушек в ИГ?

На данный момент уже создан полноценный миф о прекрасных, сверхсексуальных мужчинах с винтовкой в руках. К тому же для многих девушек, которые выросли в патриархальных семьях угнетение со стороны Салафистов кажется им лучше, чем в семье. Ну хотя бы такой аргумент производит на них сильное впечатление — «не только ты обязана оставаться девственницей до свадьбы с твоим мужем, но и твой будущий муж тоже».

Играют ли роль какие–то сторонние силы?

Да, годами проводилось миссионерство, частично профинансированное Саудовской Аравией и другими странами. Например, сейчас в Германии в некоторых школах мальчикам из арабских семей трудно сказать «я не соблюдаю пост» — на них оказывается давление. В общем в результате различных факторов выросло поколение «Аллах», как я его называю. Тут много проблем.

Но всё таки — что так привлекает молодёжь в этой идеологии?

Я скажу коротко — как правило это очень молодые парни, у которых в жизни что–то меняется. Наступает новая фаза, новый период. Тогда открывается окно. Как правило это окно остаётся открытым около 2 лет. Вопрос в том, кто и что им рассказывает в это время.

Американский эксперт Скотт Атран видит основную причину в тяге к приключениям, к чему–то свежему, новому.

Много лет всякие очень умные специалисты учили нас тому, что Вы говорите. И еще тому, что основные причины — отсутствие перспектив и дискриминация. Но что мы видим сейчас? Очень многие Воины Аллаха вовсе не относятся к отбросам общества — среди них всё больше вполне успешных людей… На самом деле здесь очень много факторов. Для многих это — желание принадлежать хоть к какой–нибудь элите, иметь власть. Еще очень любопытно, что как выясняется, очень большую роль играет желание во что бы то ни стало заместить сильного отца. Среди наших случаев 80% — это мальчики из семей, в которых отец раньше играл главенствующую роль и больше, по разным причинам, не играет.

Существует ли самокритика в арабских семьях?

Самокритика есть, но есть и — как я это называю — арабское «да, но». Многие родители ищут для себя какие–то оправдания, хотят снять с себя ответственность.

Насколько успешны Ваши проекты?

Смотря как Вы определяете успех. На данный момент мы ведём около 200 случаев. Среди них есть и чистые немцы, есть югославы, русские. Это может коснуться любого. Я сам лично занимаюсь десятками семей, с некоторыми общаюсь ежедневно. Общего рецепта здесь не существует. Может помочь переезд, смена круга общения. Часто молодёжи нужно найти подходящее занятие — учёба, интересная работа. Успех для меня — это уже тот факт, что парень передумал ехать в Сирию воевать. Таких примерно треть от всех случаев. Случаи, когда люди порывают с подобными идеями целиком и полностью к сожалению встречаются реже.

Вы встречаетесь с молодыми мальчиками, будущими мужчинами. Что Вы конкретно обсуждаете?

Главное — я просто говорю с ними. У большинства в голове четкие переданные им представления о роли мужчин и женщин, о семье, о мире. Но они как правило вообще никогда не задумывались, почему всё должно быть именно так. Простейшие вопросы заставляют их задуматься, запустить механизм саморефлексии. Мы говорим на такие темы, как расизм, равноправие, права и обязаности мужчин и женщин, секс, девственность, антисемитизм, демократия.

Помогает ли Вам знание арабского и вообще тот факт, что вы — «один из них».

Это очень важный фактор. Я для них часто первый из их культурного круга, кто имеет иную точку зрения. Надо видеть, как большинство начинает таращиться, когда перед ними всплывает типичный «Мухамад» и говорит, что понятие «честь» вообще никак не связано с тем, девственница ли моя сестра.

Угрожали ли Вам и Вашей семье когда–нибудь?

Да, очень часто и очень серьёзно.

 

Перевод: Кто, как и почему становится «Воином Аллаха» — Новости

Первоисточник (нем.)