Белое и яркое. 5-я серия

Налюбовавшись машинным залом, мы отправились в зал управления третьим блоком БАЭС. По пути нам попалась вот такая телефонная будка с двумя «мигалками» и сиреной на крыше. Видимо, это какой-то пункт для экстренных оповещений персонала, но пока будка не выполняет этой своей тревожной функции, она выглядит умильно-замечательным ретро.

Увидев ее, я даже пожалел, что здесь нет моего 11-летнего Ваньки, которому я всё хотел показать, как же люди жили до появления мобильных телефонов. Такие вот будки (только выкрашенные в красно-желтые цвета) стояли на улицах. И человек, желавший позвонить куда-либо, должен был решить три проблемы: во-1-х, найти такую будку поблизости, во-2-х, убедиться, что телефон работает, а трубка не оторвана или не разобрана вандалами (в микрофонах были такие притягательные для подростков магнитики). И, конечно, надо было найти монетку в 2 копейки, чтобы было что бросить в щель этого телефона-автомата.

Частенько автомат молча глотал эти «двушки» и отказывался что-либо делать взамен. Человек с проклятьями выскакивал из будки и бегал вокруг, приставая к прохожим с просьбой одолжить две копейки. Кассирши в магазинах гордо-презрительно отказывались менять деньги (это они, впрочем, продолжают делать и сейчас — оказывается, есть еще вечные ценности :).

Были умельцы, которые якобы носили с собой специальную монетку с дыркой, привязанную на прочную леску, чтобы вытягивать ее из таксофона после использования. Ходили также чудесные слухи о том, что хорошенько двинув кулаком в нужное место на корпусе телефона, можно было получить целый поток мелочи в лоток возврата монет. Это была такая медно-никелевая мечта о счастье, советский аналог «одноруких бандитов» из Лас-Вегаса.

Иногда еще надо было дождаться своей очереди на морозе, дав наговориться каким-нибудь подолгу болтающим теткам или переждать страдальца, безуспешно пытающегося соединиться с нужным номером. Связь, как правило, была отвратительная. «- Алло! Алло! — Что вы так кричите, товарищ? — Так в Москву же звоню…»

О чем это я? Ах, да — такие вот ностальгические мысли нахлынули на меня, когда мы шли мимо телефонной будки в зал управления блоком.

В сам зал нас не пустили, чтоб не мешать процессу. Поэтому через стекло небольшого тамбура мы разглядывали тех самых людей, которые держат руку на пульсе реактора и «прикрывают» собой город и родных. Как нам сказали, одна из трудностей их работы состоит в том, что за всю смену может ничего не произойти. Все автоматизировано настолько, что обычно никаких действий от операторов не требуется. Но в случае какой-то нештатной ситуации решение приходится принимать чрезвычайно быстро и цена этих решений безумно велика. Поэтому люди, работающие здесь — цвет инженерной «касты» станции. Это лучшие специалисты, прошедшие буквально все этапы карьеры на АЭС, начиная с самых низовых инженерных должностей. По 1-2 года на каждой должности.

Зал выглядит как пульт управления космическим кораблем, каким его представляли себе режиссеры фантастических фильмов в 70-80-е годы, до появления персональных компьютеров. Буквально все стены зала покрыты сплошным слоем каких-то датчиков, индикаторов, кнопок и рычажков.

Но на столах у операторов стоят вполне современные дисплеи, со множеством каких-то динамически меняющихся таблиц с графиками и данными. В сравнении с огромными ламповыми табло и пультами операционного зала возникает очень наглядная картина того, как за несколько десятков лет кардинально изменились пользовательские интерфейсы. Правда я с некоторым удивлением заметил, что на операторских компьютерах установлена «Винда». Кажется, это была Windows XP. Сразу вспомнились страшилки про неожиданно подкравшийся BSOD (Синий Экран Смерти). Я сам верный «виндусятник» и не разделяю всеобщего бурчания насчет ненадежности этой системы. Но все же от души надеюсь, что компьютеры тут служат лишь для получения и анализа информации, а не для непосредственного управления реактором.

Еще пара мелких забавных деталей, которые обратили на себя внимание. На фото вы можете видеть цветные каски, синюю и оранжевую, которые лежат на столе. На нас были тоже были одеты каски, но белые. Мы напялили их еще перед входом в турбинный зал. Я грешным делом подумал, что разноцветные головные уборы — это какие-то местные иерархические знаки отличия. Типа «желтых штанов» в «Кин-дза-дза». Но сопровождающие не согласились с этой моей теорией и заверили меня, что это просто каски разного цвета. Ну, может быть, ремонтники — в оранжевых касках, а смена операторов — в синих или белых.

Другая мелочь — на фото вы можете увидеть красные круги на стекле. Нечто вроде мишени или символического изображения расходящихся кругов радиации. При близком рассмотрении на них обнаружились нацарапанные надписи в стиле «Здесь был Вася». Это было несколько неожиданно. 🙂 Видимо, мы не первая экскурсия, стоявшая в этом предбаннике перед залом управления блоком.

Итак, мы вышли оттуда и отправились к самому сердцу атомной станции…