Под палящим солнцем продолжаем свое путешествие по улицам Лангады. Теперь наш путь в кафедральный собор…

Под палящим солнцем продолжаем свое путешествие по улицам Лангады. Теперь наш путь в кафедральный собор мученицы Параскевы (т.е. Пятницы) или, как его называет наш экскурсовод Елена, в Митрополию. Вот он на фото вдали, за листвой. На самом деле он значительно больше, чем храм Виматрисы, сложен из белоснежного камня. Перед храмом стоит бюст здешнего митрополита Спиридона, умершего 6 лет назад. Но это фото храма мне нравится больше.

О мучениях Параскевы рассказывать не буду — христианская мифология переполнена более-менее одинаковыми садомазохистическими эпизодами. Отмечу лишь, что Параскева в переводе с греческого означает Пятница. Назвали ее так родители в честь дня недели, когда она родилась. Примерно как герой Даниэля Дефо назвал своего компаньона в честь дня их встречи. Только родители еще вложили сакральный смысл — пятница это "день в неделе, в который пострадал Господь наш Иисус Христос".
Поэтому говорить "Параскева-Пятница", это все равно что говорить "Пятница-Пятница". Впрочем, то же самое происходит, когда мы говорим "Елена Прекрасная" (например, о героине Троянской войны).
Как сообщает Википедия, источник моих бездонных академических знаний: "Параске́ва Пя́тница — в народной традиции православных славян мифологизированный образ, основанный на персонификации пятницы как дня недели и культе святой Параскевы. По мнению ряда исследователей, на Параскеву Пятницу были перенесены некоторые признаки и функции главного женского божества восточнославянского пантеона — Мокоши: связь с женскими работами (прядением, шитьем и др.), с браком и деторождением, с земной влагой".

Митрополит Спиридон оставил о себе хорошую память, в том числе созданием частного "краеведческого музея". Купил неподалеку домик состоятельного горожанина и стал там собирать предметы быта, книги, фотографии прежних лет. Туда мы и отправились. По пути Елена рассказала, почему в греческих храмах женщины могут находиться с непокрытой головой.
Оказалось, что в годы османского владычества многие христианские девушки и женщины стали ходить, не покрывая голову платком, чтобы отличаться от мусульманок. Так элемент обычая или моды стал символом сопротивления иноверческим оккупантам-иноверцам. Сообщением, что христианство здесь по-прежнему живо.

© via